Главная » Футбол » Россия сыграла по схеме 4-1-4-1. Спасибо, больше не надо

Россия сыграла по схеме 4-1-4-1. Спасибо, больше не надо

Россия сыграла по схеме 4-1-4-1. Спасибо, больше не надо
Тотальные проблемы на всех участках поля.

Системные проблемы сборной России, вновь показанные матчем с Австрией, даже не хочется повторять. Скорость принятия решений лучших игроков страны на фоне австрийцев выглядит так, будто наши вышли добивать «СКА-Хабаровск»: даже в единственной опасной атаке за матч Головин и Смолов работали с мячом очень медленно. На чемпионате мира так долго ласкать мяч не даст даже сборная Египта. Опорной зоне не хватает интенсивности – и Антон Михашенок прав, отмечая влияние Премьер-Лиги на сборную.


Главная проблема сборной — не отсутствие Денисова, а отсутствие плотности
Эта команда обречена на флэшбеки.

Пример Романа Зобнина показателен: против интенсивных игроков «Хоффенхайма», «Байера» и «Вердера» он намного чаще проигрывает стыки, теряет зоны и намного медленнее выбирает адресата паса, чем в РФПЛ. Эта проблема преследует Зобнина уже не в первом матче… а в Премьер-Лиге он считается одним из самых интенсивных полузащитников.

Важнее оценить попытку Станислава Черчесова перестроить команду в сторону атаки. На самом деле понятно, чего добивался тренер – больше комбинировать при помощи треугольников, использовать ширину поля и держать мяч низом. По ходу матча Россия попробовала два варианта билд-апа, искала оптимальное расположение тройки полузащитников в треугольнике, испытала интенсивный и креативный центр (с Дзагоевым и Алексеем Миранчуком), вингеров с разными задачами. Или крайних полузащитников? Правда, не получилось ничего из намеченного.

Разнородные роли вингеров. Простите, крайних полузащитников

На пресс-конференции Черчесов не раскрыл функционал Жиркова и Самедова, отделавшись общими словами, но функции, судя по картине матча, у них отличаются. Изначально Жирков анонсировался как игрок, способный переключать расстановку с 4-Х-Х на 5-Х-Х и двигать Кудряшова на позицию левого центрального защитника – такое движение мы видели совсем эпизодически. Но Жирков действительно оборонялся ниже Самедова: сборная в целом значительно активнее прессинговала справа, чем слева.


Черчесов: что значит – такая игра? 25 минут наш план работал идеально
Может, мы зря расстраиваемся?

Причём в такой схеме не исправляется одна из главных проблем России без мяча в расстановках 5-3-2 и 5-2-2-1. Сборная постоянно страдала от переводов на свой правый фланг, где инсайд или крайний хавбек располагался слишком высоко, забивая на командную плотность, а крайний защитник не поднимался встречать соперника. Из-за этого переводы в зону между Самедовым и атакующим игроком постоянно несли опасность. Вчера уже сам Самедов занимал слишком высокую позицию в обороне – и в сравнении с Жирковым, и относительно Фернандеса. Это делало фланг уязвимым для передач в зону между Фернандесом и Самедовым (правда, на скриншоте ниже уязвимы вообще все зоны).

Функции Жиркова и Самедова при конструктиве тоже отличались, причём использование Самедова в стартовой 15-минутке – отличный ход тренерского штаба (вообще без сарказма). Лучшие матчи в «Спартаке», в том числе по креативу, Самедов провёл, чаще стягиваясь в центр, будучи третьим центральным хавбеком. В «Локомотиве» Кучука он тоже гнал быстрые атаки через середину. Так что использование Самедова в правом полуфланге или в центре, его смещения за мячом в глубину, подъём Фернандеса под диагональ на финальную треть были оправданы. Вопрос всего один: почему Самедова так использовали только в начале матча?

С середины первого тайма Самедов перенасыщал фланг Фернандеса при атаках, из-за чего стал намного реже отрезать соперников на передачах из глубины (25 – в первой половине тайма, 12 – во второй) и перестал выделяться на поле. Вероятно, Антон Миранчук получал от тренерского штаба ту же миссию, что и Самедов до матча – смещаться в центр и открывать фланг под включения крайнего защитника. Но оценить работу Миранчука очень сложно: он как раз свалился во фланг, а после замены Фернандеса на Смольникова и включения крайнего защитника перестали нести хоть какую-то остроту.

Вышедший на замену Черышев как раз играл иначе, чем Жирков: его стиль игры без мяча был ближе к стилю Самедова, но он искал мяч на фланге и пытался что-то с ним придумать. Проблема только в ужасной помощи Черышеву – под него не открывался Дзюба, ему не помогал Кудряшов, Черышев оставался на фланге один. О, это отдельная тема.

Очень плохой командный переход из обороны в атаку

Типичный эпизод для сборной России по матчу: Акинфеев бросает мяч верхом под ускорение Жиркова, мяч доходит до адресата… и адресат вообще не понимает, что делать дальше. Справа медленно разбегается Смолов (хотя теоретически можно продумать сложную диагональ на дальний фланг), рядом с Жирковым только Дзагоев. Поддержки нет, остальные игроки ОЧЕНЬ медленно выходят из обороны. Это видно через пару секунд, когда Дзагоев получает мяч от Жиркова. В кадре остаются только они и Смолов.

Зобнин, Головин и Самедов трусцой переходят на чужую половину поля – это то, что нужно тренерскому штабу? Проблема в том, что такие эпизоды не единичны, только возникали на разных участках поля и в разных игровых ситуациях – не только в переходах (например, при доставке мяча в финальную треть). Игрок с мячом оставался вообще один в своей зоне, видя в лучшем случае одного партнёра ближе к воротам. Из-за такой стратегии регулярная игра на вынос при атаках австрийцев выглядела отчаянием – за выбиваемые мячи было некому цепляться.

Один из главных тактических хамелеонов прошедшего сезона, Доменико Тедеско, уверен, что футбол – это игра переходов владения: успеха добивается тот, кто лучше играет при переходах. Тедеско шарит, его «Шальке» стабильно кусал своих более качественных оппонентов быстрыми переходами в атаку после отбора. Отладить переход – главное, что нужно было в схеме. Черчесов это (пока?) не сделал.


В четыре защитника. Как сборная России проиграла австрийцам
Наша команда не впечатлила на фоне соперника, пролетевшего мимо ЧМ-2018.
Рассыпчатая опорная зона

Черчесов сыграл с Австрией треугольником с вершиной вниз, то есть одним чистым опорником (Зобниным) и двумя «восьмёрками» (Головин, Кузяев) над ним. Их движение при начале атаки, когда как минимум один опускался поближе к центральным защитникам, было в порядке – проблемы возникали, когда австрийцы катили свои атаки через центр.

Головин, Кузяев и Зобнин на троих выиграли 60,4% единоборств, но Австрия легко вскрывала их зоны без единоборств – пользуясь медлительностью полузащитников и вскрывая их зоны. По ходу матча они ошибались очень часто, и самым уязвимым был Зобнин – он слишком высоко выбрасывался, как страхующий опорник, опаздывал на эпизоды и давал вскрыть зону.

Вероятно, с переворотом треугольника – переходом на 4-2-3-1 – порядка было бы больше.

Смолов будет бесполезен для этой сборной

Против Австрии Фёдор Смолов снова выдал слабый матч, долго принимал решения в штрафной и перед ней – это касается не только единственного острого момента у ворот австрийцев. Был ещё эпизод в конце первого тайма, когда Смолов забежал в правый полуфланг, а Самедов открылся в штрафной, но Фёдор проигнорировал забегание и не отдал пас вовремя. А когда отдал, Самедова уже перекрыли.

Матч на самом деле дарит пищу для размышления, нужен ли вообще Смолов сборной с точки зрения тактики? В сборной он на виду, когда для него открывается много коридоров (поэтому матчи Смолова с Испанией и Францией – классные, но не показательные для оценки игрока). Против Австрии нужен был нападающий другого склада, постоянно цепляющийся за верх. То есть Дзюба. В первом тайме Дзюба бы точно пригодился: когда австрийцы давили позиционными атаками, сборная очень много играла на вынос, и цепляться за мяч было вообще некому. Смолов статично дожидался мяча на своей половине, а не летел в прессинг.

Более того, нужнее ли Смолов для сборной, чем Чалов? Давайте на секунду представим сборную, как состав игроков с конкретными функциями, как кружочки в Football Manager – чисто теоретически. Возможно, Чалов не будет так полезен в штрафной, как Смолов, но уже сейчас он интереснее Смолова в подыгрыше.

Если Смолов в «Краснодаре» часто ищет мяч в глубине, чтобы больше потянуть одеяло на себя, то Чалов более команден, сильнее работает до штрафной, в том числе при позиционной атаке. Смолов полезнее как игрок штрафной, Чалов полезен в любом из возможных применений впереди. Кроме того, Смолов в подыгрыше очень зависим от наличия второго нападающего или игрока, исполняющего похожие функции (Классон, Вандерсон в клубе, Кокорин в сборной) – преимущественно он ищет передачами их. У Чалова такой зависимости нет.

Резонный вопрос – насколько в таком случае Смолов нужен сборной? Если оценивать игроков как фишки, упуская ментальную точку зрения и «звёздность»: у нас есть форвард штрафной, форвард подыгрыша и таргетмен, тоже неплохо играющий в подыгрыше. Последние двое умеют создавать шансы даже в закрытом футболе, Смолов в таком футболе – только завершитель и может раствориться на поле. Смолов цепляется за мяч хуже Дзюбы, подыгрывает хуже Чалова, а его умения как игрока штрафной пригодятся максимум в одном матче группы из трёх, где Саудовская Аравия из-за тактической недисциплинированности оставит слишком много свободных зон.

Понятно, что в совокупности качеств Смолов пока сильнее Чалова. Но нужен ли он этой конкретно сборной под эту конкретно тактику? На мой взгляд, тогда сборная остаётся вдесятером.

Оставить комментарий

@